Елизавета Ивановна де Витте: "Русские в Буковине" (1903 год)

Летом 1903 года Елизавета Ивановна предприняла путешествие по Буковине и Галичине, находящихся тогда в составе Австро-Венгерской империи. Особенное внимание писательница уделяла судьбе русских, православных, издавна проживающих на этих землях. Исследовательница утверждает, что русские подвергаются притеснениям со стороны австрийских властей по причине своего происхождения и вероисповедания, ограничиваются в гражданских правах, преследуются за приверженность русскому языку и традициям. Автор поднимает вопросы дискриминационной национальной политики имперских властей, еврейской экспансии и рассказывает о происхождении этнонима "русины" ("рутены"), введённом властями Австро-Венгрии в отношении русского населения.

Полагаю, что наблюдения Елизаветы де Витте, видной российской деятельницы в области просвещения и науки, представляют интерес и для сегодняшнего читателя. Вопросы, поднятые ею более ста лет назад, вновь обрели актуальность в наши дни.

 Русские в Буковине 1903 год

"Ко времени захвата Буковины Австрией, во всем крае было всего 200 еврейских семей, из этого общаго числа в Черновцах их было всего четыре семьи; в крае не жило ни одного немца и поляка, кроме нескольких греков и армян; остальное население составляли русские в северной части и румыны в южной. В настоящее время во всей Буковине народонаселения до 750 т. душ; в том числе русских свыше 300 т., румынов 230 т., немцев около 50 т., поляков до 20 т. и евреев до 100 т. По занятии Австрией этого края, некоторые из прибывших в край австрийских чиновников-немцев, ознакомившись с местными отношениями, обратили внимание правительства на местных русских, как на элемент более пригодный для государственных целей. „Русские в Буковине" говорится в одном из официальных докладов, „не так хитры, как румыны; они трудолюбивы и хорошие земледельцы"... Однако, австрийское правительство руководилось в отношении к Буковине иными соображениями, чем в Галичине.

В последней, при начале своего владычества, правительство признавало в крае существование русскаго народа и даже поддерживало его некоторое время, чтобы в нем получить противовес польским стремлениям. В Буковине поляков не было, и австрийское правительство выдвинуло там на первое место румын перед русскими, соединенными с Россией единством языка и православной веры. В Галичине все русские были униаты, в Буковине— православные. Несмотря на это, Буковина получила немецко-румынскую окраску, и в школах долгое время все преподавание происходило на немецком языке. Правительство стало вызывать в новоприобретенный край инородческий элемент: немцев, мадьяр, евреев, а в 1860 г. в Австрии были изданы в пользу евреев постановления, признававшия за ними права приобретать, с некоторыми ограничениями, всякаго рода недвижимое имущество, а именно: всякий еврей, окончивший низшую гимназию, низшее реальное училище, торговую или земледельческую школу, или получивший чин офицера в армии, мог покупать какое угодно поместье. Без этих условий, евреи могли покупать лишь недвижимость: дома в местечках и городах, и хозяйственные заведения в деревнях и т. п. Таким образом положено было начало еврейскому помещичьему сословию в Буковине и Галичине.

 Русские в Буковине 1903 год

Зажиточные буковинские и галичские евреи стали отдавать своих сыновей в средне-учебныя заведения или определять в военную службу; и в сорок лет край стал еврейским; большинство земель перешло в их руки, русскаго помещика в крае нет уже ни одного. Богатейшие леса, которыми изобилует край, перешли к евреям; это делалось так: напоив крестьянина, жид покупал у него за безценок лес; оказывается теперь, что миллионной стоимости леса приобретались за несколько десятков тысяч евреями, которые при этом утверждали, что они этим облагодетельствовали крестьян: „последние-де не умели использовать свои леса, а теперь они имеют заработок у новых владельцев, у них, евреев“. Таким же образом переходят к евреям и пахатныя земли; не перешедшия же в их собственность земли — у них в залоге; недалёко то время, когда вся крестьянская земля перейдет к евреям.

Нужно заметить, что русской народ в Буковине никогда не был в рабстве, он искони был свободен и не знал закрепощения. Теперь же, благодаря правам евреев, дарованным им конституцией, крестьянин потерял свою свободу экономическую и гражданскую; он стал рабом полноправнаго еврея, который не только отобрал у него все, даже в судах, переполненных евреями, судьба русскаго крестьянина всецело в их руках. Конституционная свобода в Буковине и Галичине не существует для русскаго народа. Правда, народ свободен собираться на веча, но эта свобода фиктивная, ибо австрийское правительство никогда не допустит до осуществления вечевых постановлений. Говорить может русский народ — но и только. Какова равноправность народов, населяющих Австрию, равноправность, дарованная конституциею, можно видеть из того, что в краевом сейме на 300 слишком тысяч русских приходится всего 5 депутатов (послов), на 230 т. румын—12, на 50 т. немцев—5, на 20 т. поляков и небольшого числа армян — 5, на 100 т. евреев — 2. В венском же парламенте из числа 12 по-слов от Буковины, в настоящее время имеется всего лишь один русский, да и то зараженный украйнофильством ). Выборы производятся не по народностям, а по сословиям, для чего все народонаселение делится на курии: 1-я— православный митрополит, 2-я—помещики (10 послов), 3-я — города, 4-я—торговая палата (вместе с городами 7 послов) и 5-я - земледельцы (12 послов).

 Русские в Буковине 1903 год

Все курии, за исключением 5-й, выбирают послов непосредственно в краевый сейм и общеимперский парламент; земледельцы же выбирают предварительно по одному пред-ставителю на каждые сто домов и эти представители уже выбирают послов, а так как русские состоят, за исключением, незначительнаго числа интеллигенции, из одних

земледельцев, то оказывается, что русское население, составляющее 2/5 всего населения, имеет наименьшее число представителей. При этом выборы в деревнях происходят под сильным давлением правительства, при содействии жандармов, которые следят за тем, чтобы в избиратели и в послы попадали лишь угодныя правительству лица, а таковыми в русском населении являются люди, сбитые с толку партией сепаратистов-украйнофилов, цель которых убить в корне сознание своего единства с русским народом. И вот, из таких то сбитых с толку и выбираются послы в краевый сейм, и таким образом русское население, составляющее 2/5 всего населения края, совершенно беззащитно. Выбрать русскаго человека, вернаго народу, неть возможности; смельчаков, которые решились бы избрать своего человека, ожидала бы самая печальная участь. Либералы-патриоты требуют, чтобы выборы были тайные и без посредства избирателей, но добиться этого невозможно: такое предложение никем не будет поддержано ни в краевом сейме, ни в венском парламенте.

Общиной (громадой) управляет громадовая рада (совет) из 12, 18 или 22 человек, смотря по численности громады. Избирателями рады могут быть те, которые платят не менее 5 гульденов податей, следовательно, меньшинство, так как большинство составляют бедняки. Рада выбирает старосту (дворника); власть его полицейская и административная; в полицейском отношении дворник зависит от уезднаго капитана (Bezirkshauptmann), и в административном от областнаго капитана (Landeshauptmann). Самая высшая власть в крае президент, назначаемый императором. Решения краеваго сейма приводятся в исполнение комитетом под председательством краеваго маршала. Таково в общих чертах краевое и громадское управление.

Правительство все внимание свое обратило на народную школу, как орудие денационализации и деморализации народа. Учителями назначаются элементы самые негодные, выгнанные из гимназии за неуспехи и дурное поведение и примкнувшие к антинародной партии сепаратистов. В народной школе обучение обязательное с 6 до 12 лет, если же учитель найдет нужным, то и до 14 лет; учатся и мальчики и девочки; но, при обязательности учения, далеко не каждая деревня имеет школу, что сводит обязательность на нет. Школа краевая и надзор над ней государственный. Язык обучения тот, который признает община: таков закон; но, благодаря украйнофилам, поддерживаемым поляками и австрийским правительством, язык в большинстве школ тот безобразный, искаженный малорусский язык, который „куется“ украйнофилами и который непохож ни на малорусский, ни на велико-русский, котораго чураются сепаратисты. Народ его не понимает, и школьное обучение на нем остается безрезультатным.

Для поступления в гимназии и университет русским делаются всякия затруднения. Из трех черновецких гимназий только одна открыта для русских; евреи же и прочия народности свободно поступают во все три гимназии. И при этом, в гимназии всего 19 учеников русских. На 600 студентов в черновицком университете —всего 50 русских! Всем, правда, открыть доступ в университет; но зачисление в студенты происходит так: в известный день записываются желающие поступить в университет; и вот, с разсветом этого дня, евреи уже осаждают двери университета, и пока все евреи не записались, они никого не пропускают к дверям, охраняемым жандармами, которые являются на помощь евреям. И таким-то образом, на 600 студентов оказывается 300 евреев, а русских всего 50! На сколько преследуется все русское, видно из того, что в недавнее время пять русских учеников были исключены из черновицкой гимназии за то, что они вместе читали Пушкина. Им был закрыть доступ во все гимназии Буковины и Галичины.

Такова конституционная свобода и равноправность народов в Австрии!

 Русские в Буковине 1903 год

В Буковине долгое время русская жизнь проявлялась слабо. В Черновцах с 1812 г. существовала гимназия, в которой впоследствии прибавлен лицей. Впоследствии гимназия была преобразована применительно к новому учебному плану. Преподавательским языком в ней был немецкий. В 1851 году введено было преподавание румынскаго языка, а в 1852 году и русскаго. Православное духовенство воспитывалось в богословском заведении в Черновцах, преобразованном в 1826 г. из прежней семинарии. В нем преподавались науки по - латыни, пока епископ Гакманъ не выхлопотал после 1848 г. у правительства позволения заменить латинский язык румынским. Русский народ его малочисленная интеллигенция, употреблявшая немецкий разговорный язык, ни до 1848 года, ни после него, не имели сознания своей национальности. Русская национальная жизнь в крае стала проявляться лишь после 1860 г. У православных русских и румын один общий православный митрополит, местопребывание котораго в Черновцах. Теперешняя Буковинская православная митрополия учреждена имп. Францем-Иосифом в 1873 г. До того же в Буковине существовала православная епископия с 1402 по 1781 г. в Радовцах. Еще раньше, в 1399 г., основана была православная митрополия в Буковине; резиденция митрополита находилась в Сочаве до 1630 г. Последняя считалась тогда столицей молдавских господарей. В 1630 г. столица Молдавии была перенесена в Яссы. До основания православной митрополии в Сочаве, православные жители Буковины подчинялись архиепископу Охридскому в Болгарии со времени завоевания Галицкаго княжества поляками в 1349 году. До этого времени православные нын. Буковины подчинены были православным галицким митрополитам и епископам, а до того шев- кому митрополиту.

Львовская митрополичья консистория напрасно старалась распространять унию в Буковине; уния не нашла сочувствия буковинцев: ни у русских, ни у румын. За семьдесят пять лет миссионерской деятельности униатскаго духовенства всего присоединено к унии 23 т. чел.

Для подъема образования среди русских женщин в Черновцах существует „Общество русских женщин». Оно очень деятельно, и в основу его положена разумная идея - заботиться о судьбе девочек из низшаго сословия Г-жа Н. Кобринская сделала опыт привлечения русских женщин к литературной деятельности, и ея стараниями издано два альманаха, в которых помещены труды женщин.

Враги всего русскаго зорко следят в Черновцах за тем, чтобы русская учащаяся молодежь, живущая в большой нужде, не получала никаких пособий из России. Если бы бедный ученик спас себя от голодной смерти помощью из России, противники последней побили бы его камнями. Ненависть к австро-русскому народу так велика, что ему не вольно даже пользоваться помощью других. Чтобы угодить противникам России, некоторые из русских буковинцев не совестятся публично ругать тех, которые хотели бы подать руку помощи русской учащейся молодежи. Между ними есть такое лицо, которое само обязано чужим рублям своим образованием и положением в свете. Смалы-Стоцкий, профессор Черновицкаго университета, как сын беднаго крестьянина, никогда не добился бы положения университетскаго профессора, если бы его не поддержала во время учения Львовская ставропигия, основанная на средства молдавских господарей и московскаго царя, приславшаго на ея основание „рубли". Учреждения для поддержания науки у русских буковинцев нет.

 Русские в Буковине 1903 год

Помехой для подъема печатнаго дела в Австрии газетный штемпель, введенный законом 6 сентября 1850 г.; от каждаго экземпляра газеты платится 1 крейц., от календаря— 6 кр. Для старо-русской народной партии Домоклов меч— это цензура. Хотя основной закон признает свободу печати, но на основании других, также законных, постановлений, каждое печатное произведете может быть конфисковано, при чем, в случае процесса, привлекаются к ответственности перед судом: автор, редактор и управляющий типографией. В старо-русских изданиях никогда не было ничего противогосударственнаго; но таковыя конфисковались за одно отождествление слов „русский“ и „российский“, и указание на национальное единство всей Руси. Это задерживает развитие исторической науки. Но в последнее время цензура стала благоразумнее и за провозглашение исторической правды не подвергает русских печатных изданий конфискации.

В первый день нашего приезда в Черновцы, мы застали у редактора одной из местных русских газет двух членов депутации от народных веч, прибывшей в Черновцы для подачи петиции президенту края. Эти два депутата были известные патриоты: протоиерей Дробик председатель депутации, состоявшей из 5 лиц, и крестьянин Меленчук. Последний довольно долго оставался в редакции, где он прочел в нашем присутствии статью свою, приготовленную им для печати; энергичный, развитой, владеющий словом и пером, пламенный патриот, еще молодой Меленчук, в своем красивом, расшитом народном костюме, производит чарующее впечатление. Вот вождь народный! невольно думаешь, глядя на него и слушая его. В петиции, поданной президенту-немцу, народ заявляет, что он „русский“, а не „рутенский“, как называют его австрийское правительство и поляки. Происхождение слова „рутены“ таково: до перехода под власть Австрии русский народ в Галичине называл себя в единств. числе „русином“, во множ. „россиянами“. Древне-галицкий народ называл себя „русичами” (Слово о полку Игореве) это наименование, несомненно, самое правильное, и жаль, что в настоящее время оно забыто галичанами. Немецкие ученые и литераторы стали называть русских, подчиненных Австрии, Reussen или Russen. Но вскоре утвердилось за ними название Ruthenen. Основание этому термину дали папския буллы и грамоты, выдававшиеся по делам униатов. В них всегда русские, соединенные с римскою церковью, назывались по-латыни Rutheni*, и это название до того привилось униатской иерархии, что она даже в своих немецких письмах к австрийскому правительству, постоянно употребляла этот латинский термин. Австрийское правительство, стремясь германизовать своих подданных и противясь развитию в них национальнаго самосознания, воспользовалось впоследствии этим термином. Приобретенные Австрией „рутены“ должны были прежде всего сознавать себя униатами, а не принадлежащими к какой-нибудь народности. Но впоследствии, по „политическим соображениям", слово ,,рутены“ стало означать особенную народность, отличную от великорусской, и это название распространилось и на русское население Буковины, остававшееся всегда православным. Это наименование должно было ограждать народ от преследований; но украйнофилы-сепаратисты, главное гнездо и поприще деятельности которых в Галичине, проникли в последние годы и в Буковину, внеся раздор в общество и семью, где нередко бывает один-русский, другой-украйнофил, отец с сыном, брат с братом враги; сепаратисты требуют от народа, чтобы он отрекся от своей народности, своего языка и своей истории, чтобы он заговорил вымышленным ими языком. Вот это-то и побудило вождей народа, патриотов, стать во главе движения, стремящагося укрепить самосознание народное. Отсюда и решение: „Отныне мы будем называться русскими!“ — Президент принял депутацию благосклонно, но едва ли она избегнет преследований, если не от правительства, то от украйнофилов".

Аватар пользователя globist

globist